Круг общения: наши внешкольные учителя

14.06.2018 15:21:34

Круг общения: наши внешкольные учителя
Здравствуйте, друзья!

Сделаю вид, что не было этих двух месяцев молчания и перейду сразу к теме сегодняшнего разговора. Закончился учебный год. Вскоре выпускники попрощаются со школой. Они, безусловно, будут помнить своих учителей, но запомнят ли они тех, кто вне школы учил их простым житейским премудростям? (Я говорю об учителях в сфере дополнительного образования). Вот в чём вопрос.

У меня в своё время было много наставников. Полина Михайловна Лякишева научила меня играть в шахматы, Татьяна Ивановна Жингель и Галина Петровна Эштыкова – игре на фортепиано. Было много педагогов, которым я обязана умением петь, рисовать, вязать, вышивать, ходить на лыжах, но их имён, увы, я вспомнить не смогу. И это очень печально, потому что они оснастили меня навыками, которыми я пользуюсь на протяжении всей жизни... Сегодня, помогая детям исполнить их мечту о журналистике, я встала на место своих учителей. И у меня есть все шансы оказаться на задворках памяти моих питомцев. Но я надеюсь, что мои нынешние ученики, вспомнив про мой этап своей биографии, испытают теплые чувства.  

Константин ПОЛЯКОВ, пенсионер ФСИН

Я в общей сложности 12 лет занимался боксом. В 4 классе я поступил в детско-юношескую спортивную школу города Черновцы в Украине, а завершил карьеру боксёра в военном училище Тбилиси. Мой первый тренер был по национальности татарином. Его звали Сайфулин Эльдар Эммануилович. Он был опытным спортсменом. Когда, уже будучи курсантом, я приходил в спортшколу, всегда отмечал, что время над этим человеком не властно: он всегда оставался подвижным, резким. Вокруг него всегда было много детей. Что дал мне этот человек? Смелость. Упорство в достижении цели. Он указал путь к здоровью, ведь спорт - это здоровье. Научил преодолевать трудности и физические, и моральные. Тренеру что нужно от детей? Мышцы и награды. Ну, может быть чуть-чуть воспитать в них доброту, научить защищать слабого. Нас учили, что, имея силу, пользоваться этим нужно с осторожностью. Нельзя никого обижать, нельзя кичиться своими способностями и превозносить себя. У спортсменов на первом плане – командный дух, даже в таких индивидуальных видах как борьба, бокс. Я не готов говорить, что меня кто-то чему-то научил. Путь, да, показали, направление задали, удочку в руки дали, чтобы рыбу ловить, а рыбу просто так никто не принёс...

Михаил БУРМИН, звукорежиссёр, кулинарный блогер

В раннем детстве я машинки выпиливал из фанеры. Потом меня заинтересовали радиоуправляемые модели: делаешь корпус машины, наполняешь его деталями, схемами… Потом я увлёкся игрой на гитаре и пришёл в КСП – Клуб самодеятельной песни.  Мне тогда было лет 15-16. Тех, кто учил меня в детстве, я не помню, а с кспешниками знаюсь до сих пор. КСП чем отличалось от других клубов? Там было не важно 15 лет тебе или 60 – все были равны. Было совсем не важно известный ты певец, как Косыгин или Безуглов, или молодой пацан. Если садились за стол пить чай, гитара ходила по кругу, пел Косыгин, и мы тоже пели. Мы там проводили всё свободное время. Мы сразу пришли туда большой компанией, человек восемь нас было. Меня выбрали членом правления клуба, что дало мне возможность брать ключик на вахте, и мы ходили туда каждый день. В клубе была огромная фонотека. На бабинах и кассетах были песни авторов-исполнителей. Мы включали магнитофон и слушали. Тогда я узнал Леонида Сергеева (крутой певец, жаль, что сейчас его совсем не слышно) и других интересных музыкантов. Тусовались так до армии и после армии, а потом клуб закрыли, и до свидания… Там было много интересных личностей. Они нас не учили, а просто общались с нами, тем самым показывая, как надо относиться к людям. Из-за этого там было очень уютно и хорошо. Кстати, президентом клуба тогда была Лариса Дубовец. Благодаря ей, мы съездили во Владивосток на фестиваль самодеятельной песни. Да, и вообще, в клубе жизнь била ключом: каждый год проходили местные фестивали, концерты. Что сейчас происходит с авторской песней на Камчатке, не знаю. Перестал следить после перестройки, когда она стала похожей на «изгиб гитары жёлтой» и «лыжи у печки стоят». Скукота…  

Татьяна КОРЮКИНА, модный консультант

Я училась в спортивной школе и всю жизнь плавала. И кроме этого у меня в жизни ничего больше не было. Никто меня не учил лепить и вышивать. Я очень благодарна своим тренерам, хотя их почти не помню. Зато я помню всех наших девчонок. И я благодарна взрослым, которые нас окружали, за то, что они нас объединили, и мы, пловцы, до сих пор друг друга держимся. Мы вместе плавали, кушали, летали, взрослели. Среди спортсменов я нашла своих самых лучших подруг. Помню, что классным руководителем наших спортивных классов была Лидия Алексеевна Пак. Она нас учила мыть полы. Тогда же были дощатые полы. Чтобы достать грязь между досками, нужно было обладать специальным навыком, и она нас этому учила. Она занималась с нами математикой по какой-то особой системе. (Надо понимать, что мы до 8 класса в продлёнку ходили и были при ней с утра до вечера, наверное, поэтому я так хорошо её запомнила). Как я оказалась в спортивном классе? Тогда в начальной школе часть занятий по физкультуре проходила в бассейне (сейчас разрушенный стоит). А после третьего был отбор. Я неплохо плавала и попала в такой специализированный класс на базе 15-й школы. Учёба строилась следующим образом: в 6.30 утра была первая тренировка, затем мы плавали, шли в школу, кушали, учились, потом снова кушали. После этого у нас была вторая тренировка, а домой мы приходили только ночевать. А ещё у нас были спортивные лагеря. Мы проводили друг с другом уйму времени, наверное, поэтому мы так близки до сих пор. В 9-10 класс я пошла уже в другую школу. Там были обыкновенные девочки и мальчики, а мы были необыкновенные. Спорт - великая вещь, это такая организация жизни, это умение сконцентрироваться, собрать волю в кулак и в назначенное время быть в форме. Неважно, плохо ты проплыл или хорошо. Важно, что ты участвуешь в этом процессе. Стесняюсь сказать, но среди нас не было ни одного олимпийского чемпиона.  Тогда нам казалось, что нас загружают. А сейчас я понимаю, что нам чудесно относились, давали свободу, который у других детей не было, и ответственность на нас возлагали… Однажды мы летели в самолёте с лагеря, а все мальчики в нашей группе были лысые. Накануне они плохо себя вели, и тренер решил их так наказать. Единственный не провинившийся постригся сам, чтобы не выбиваться из коллектива(смеётся). В другой раз за неделю до отъезда из лагеря у меня случился приступ аппендицита, и мне его вырезали. Весь отряд вез меня домой. И таких примеров единства и взаимовыручки было очень много. Сейчас, когда мы встречается с девчонками за чашкой чая, мы так смеемся над нашими проделками. Мы не только плавали и учились, мы жили. Ещё один забавный момент вспомнила: раньше в воду бассейна для дезинфекции добавляли купорос, поэтому у всех пловцов волосы отдавали зеленью. И когда мы были на материке на каких-нибудь соревнованиях, все удивлялись: «Чем вас красили?». А мы все с Камчатки были зеленоволосые.

Татьяна СМИРНОВА, учитель истории, общественный активист

В детстве я жила на Садовой и посещала кружки рисования и юных натуралистов во Дворце детского творчества, который находился в районе магазина «Рассвет». Рисовать я любила всегда.  Десять лет (пять - в школе, пять - в институте) была членом редколлегии. Всегда любила животных. В кружке юннатов научилась обращаться с ними. Кроме рыбок, свинок, кроликов у нас были редкие и даже экзотические животные, например, чёрно-бурая лисица и беркут (помню, звали его Яшкой).  Приходя в «живой уголок» мы чувствовали себя очень нужными людьми, ведь чистота в вольерах и состояние питомцев зависели только от нас. Ходила в кружки с удовольствием, общалась с такими же заинтересованными ребятами. Большую радость доставляло общение с братьями меньшими. Их я помню очень хорошо, а вот людей, которые были рядом в этот момент, не помню. Однако, роль наставников была очень важна. Их задачей было заинтересовать ребят, наладить общение, создать благоприятную атмосферу, поддержать, помочь развитию таланта. Кстати, умения, полученные в детстве, очень пригодились мне во взрослой жизни. Сегодня у меня в доме живут кот и собака, и я тонко чувствую их состояние. А рисование способствовало общему развитию: научило грамотно соединять цвета, развило вкус и представления об эстетике.  

Опрос проводила Дина БУРМИНА.