Шкаф ненужных подарков

17.05.2018 20:24:16

Шкаф ненужных подарков
Президент страховой компании Петр Сергеевич разговаривал со мной, не отрываясь от окна, в котором ветер с дождем вытряхивали душу из деревца, напоминающего иву. Ветки с серебристо-зелеными листьями послушно гнулись, гнулись, но вдруг деревце резко выпрямлялось, будто отряхивалось от надоевшей воды.

– Наш садовник – философ. Говорит, что это дерево из Китая, и не дерево, а куст. И выращивали его китайцы как символ силы и молодости. Согнешь, а куст все равно расправится. Чем больше сгибаешь, тем ветки сильнее. Напишите это в статье, как аналогию с нашей компанией.

Это был текст для журнала: интервью, статистика, графики.
Принесли великолепный кофе с нежнейшим печеньем.

– Да, и еще не забудьте про благодарность из администрации, это важно. Недавно вручили, еще не успели повесить, наверное, в шкафу…

Такой шкаф, пожалуй, есть в кабинете любого начальника: кубки, медали, награды и пыль.
Петр Сергеевич открыл дверь шкафа, потянул за стопку дипломов, и случился обвал: посыпались грамоты и дипломы, шлепнулась коробочка, потом коробка, футляр, кружка, икорница, парочка галстуков, набор рюмок, подстаканники, еще коробка, книги, подарочные блокноты, ручки…
С полок падали и падали потревоженные дары к праздникам и юбилеям, пока на изящный рог для вина не свалилась маленькая коробочка.
Петр Сергеевич открыл ее:
– А я искал! Ну, надо же!!!

В коробочке лежали большие круглые линзы, какие-то фильтры и переходник.
– Подарили мне в прошлом году к юбилею компании телескоп. Я обрадовался – наконец-то, угодили, что называется!
Я всегда подобные подарки тут в кабинете оставляю, не везти же все домой. Обычно же как – приносят, слова говорят, вручает. Все потом в углу лежит, пока в шкаф не уберут.
А телескоп отвез домой, и сыну показал, и настраивать стал, да оказалось, что мне забыли отдать парочку деталей, а без них телескоп не работал. Я думал, что забыли… А это я не увидел.

Петр Сергеевич присел на корточки возле горы подарков.
– Собирался купить линзы, да потом уехал в Питер, и зимой было некогда… Сын спрашивает – когда звезды посмотрим?
Я все думал – надо купить, надо купить…
Как я мечтал о телескопе когда-то… Мальчишкой забирался на чердак и ночью смотрел на небо. А потом прочитал, что из колодца небо лучше видно. Уговорил друга спустить меня на веревке в колодец, чуть шею не сломал… Приятель испугался, побежал за помощью, а я зацепился за бревно, и все-таки посмотрел вверх. И там было небо – высокое, высокое… Звезд не было, а небо…

Он потянулся за другой коробочкой, деревянной и полированной, открыл, и совершенно по-детски сказал:
– Ух ты!
В коробочке были маленькие янтарные шахматы. Петр Сергеевич протянул эту коробочку мне:
– Возьмите!

Это было так удивительно, что я растерялась. Недавно я вспоминала про свои детские шахматы, подарок деда – карманные, в доске дырочки, крохотные фигурки переставляют и втыкают в эти дырочки. Я была счастлива, что дед угадал, что подарить на день рождения, кажется, мое девятилетие. Счастьем было сидеть над шахматной доской и пытаться понять, расшифровать, разгадать действо фигур, а потом, решившись, взять ферзя, пойти, и почти охнуть – а вдруг что-то не разгадала, и он окажется под ударом?

Я смотрела на шахматы, которые пододвинул ко мне Петр Сергеевич, понимала, что стоят они неслыханных денег, и что я мечтаю именно о таких – янтарных, с небольшой инкрустированной доской, в деревянной коробке с застежечками…

– И не отказывайтесь! Смотрите, сколько всего лежит… и не нужно. На самом деле – дорогое барахло, я и не помню, кто мне дарил этот рог… а-а, тут подпись, что Сергей Иванович, надо же… А рюмки? И эти часы? Сколько в жизни такого вот барахла…

– Нина! – Это уже секретарше. – Нина, сложите все это в шкаф, и попросите замок поставить покрепче.
Нина посмотрела на гору коробок, прикидывая, как все запихнуть обратно в шкаф, и сварила нам еще кофе.

– Ну, что же вы задумались? Не отказывайтесь, эти шахматы ваши, посмотрите, на них написано – они ваши!

Я и не отказалась.

После интервью Петр Сергеевич пошел меня провожать.
Мы постояли на крыльце, вместе поглядывая на уходившую тучу и на китайское деревце.
– Наш садовник говорит, что оно называется Гуми или на латыни Елеагнус коммутата, родом из Центрального Китая. Скоро плоды будет давать, а его ягоды для сердца хороши.
Я оглянулась возле ворот – Петр Сергеевич стоял рядом с упрямым кустарником гуми – и пошла на автобусную остановку.

Когда народа в автобусе стало меньше, и можно было сесть, я устроилась у окна и достала ладную и очень симпатичную коробочку из красного дерева, откинула два серебряных крючочка и осторожно заглянула внутрь, не раскрывая полностью, чтобы не рассыпать. Янтарные фигурки внутри радостно блеснули в ответ.

Ирина ОСНАЧ.