Круг общения: в преддверии годовщины первого полёта человека в космос

05.04.2018 11:48:36 (GMT+12)

Круг общения: в преддверии годовщины первого полёта человека в космос
Здравствуйте, друзья!

Мы очень любим переосмысливать роли разных личностей в истории своей страны. Сначала превозносим до небес, а потом втаптываем в грязь. Очень любим смаковать детали проступков, отыскивать всё новых «скелетов» в чужом «шкафу». Но есть совсем немного людей абсолютно безупречных, к которым не липнет никакая грязь. Несмотря на то, что в обществе воцарилась мода на разоблачения, их авторитет остаётся непререкаемым, а имя - чистым. К таким людям относится и первый космонавт Юрий Алексеевич Гагарин - простой парень с обаятельной улыбкой. 12 апреля 1961 года он стал причиной большой радости для миллионов советских граждан. И до сих пор мы испытываем к нему чувство благодарности за первый космический полёт, который можно считать одним из самых позитивных моментов нашей отечественной истории. Он был и остаётся примером мужества, высокого человеческого достоинства и самоотверженной любви к Родине.  В преддверии 57 годовщины первого полёта человека в космос я попыталась отыскать свидетелей тех дней.  Где люди встретили эту новость, какую она вызвала реакцию, как это событие мирового масштаба отразилось на их частной жизни. Вот что у меня получилось.

12 апреля 1961 года.

Матвей КАРГИН, военный журналист

Я жил в селе Каменское Пенжинского района. Мне как раз исполнилось 4 годика, а через 10 дней Гагарин полетел в космос. Эту новость мы услышали из динамика. У нас был такой чёрный большой радиоприёмник в виде чаши. Оттуда голос Левитана произнёс, что советский космонавт Юрий Гагарин совершил виток вокруг земли и благополучно вернулся. Я помню, как дома все, затаив дыхание, стояли и слушали, а потом радовались. Мы снова стали первыми. В 1957 году первыми запустили в космос искусственный спутник, а теперь наш соотечественник первым побывал на орбите. Тогда же появилась песня «И на Марсе будут яблони цвести». Это была самая популярная песня в те годы… Каменское находится очень близко к Ледовитому океану, что называется, на макушке земли. Семья у нас была большая. Мы с братьями вечерами выбегали на улицу, искали и иногда находили на тёмном небе движущуюся красную точку - спутник. А отец с друзьями собирались у нас дома, садились за большой круглый стол и играли в лото.  Помню, в 61 году в Каменском света не было. Комната освещалась керосиновой лампой или свечами.  И все разговоры тогда за столом были о космосе, о наших спутниках, о Гагарине. А в центре стола стояла банка, куда ссыпали выигранные деньги. Когда игра закончилась, отец отдал эту банку мне и сказал: «Вот тебе денежки на конфеты». А конфеты тогда в Каменском были редкостью. Там же всё зависело от навигации. Когда навигация началась, в магазин завезли свежие конфеты, мама открыла «кассу» и купила огромный куль конфет. Помню, конфеты там были «Волейбол», «Ласточка». Очень вкусные!  

Татьяна АНЕНКОВА, пенсионерка

В апреле 1961 года мы с родителями жили в Барнауле. Мне как раз исполнилось 13 лет. Я узнала о полёте Гагарина по радио. Тогда об этом очень много говорили и по радио, и по телевизору. Но у нас дома телевизора не было, тогда они были большой редкостью. Подробности полёта мы узнали из киножурнала. Киножурнал – это как новости. Его включали в кинотеатрах перед началом сеанса.  Конечно, все очень радовались тому, что наш человек первым побывал в космосе. В школе прошли летучки, на которых говорили, как важно это событие, о том, что оно имеет большое значение не только для Советского Союза, но и для всего мира.  В те дни по радио очень часто передавали запись переговоров Гагарина с центром управления полётом. Его знаменитое: «Поехали!», - я слышала, наверное, раз сто, если не больше. Однажды нас всем классом повели в планетарий. Он находился далеко, на другом конце города. Помню, мы пришли и некоторое время ждали своей очереди, а за нами пошла следующая группа ребят, то есть интерес к теме освоения космоса был огромный. А ведь мы изучали астрономию в школе. Слышала, что потом её преподавание отменили, а зря. Мы знали все созвездия, их расположение. Телескопов у нас, конечно, не было, но мы и без них обходились. Бывало, нас выводили на улицу и заставляли искать то Стрельца, то Медведицу, а сейчас дети и этого не знают. Многое этот полет изменил: мы поверили в себя, захотели быть такими же бесстрашными как Юрий Гагарин. С этого момента дети захотели быть космонавтами, не все, но многие. Я не хотела - у меня подготовки не было.  

Людмила ЛУКЬЯНЕНКО, журналист

Первый полёт Гагарина – это одно из самых главных воспоминаний моей юности, второе после усть-камчатского цунами в 1953 году. Мы жили в деревне через речку. Дотуда вода не дошла, но я хорошо помню, как волна переливалась через косу. А в 61 году, когда пришла новость про Гагарина, я уже жила в Петропавловске. Откуда пришла эта новость, я не помню. Наверное, по радио услышала, тогда у всех в домах были радио приёмники. Мы просто радовались, что наш человек в космосе, что достигли новой ступени развития, достали до звёзд, да ещё и американцев опередили. Было такое чувство, как будто сбылась давняя мечта. И это вселяло уверенность, что через 10 лет наступит обещанный коммунизм. Народных гуляний по этому поводу не было. В Москве, вероятно, были, а до Камчатке это ещё не дошло. Это сейчас вся страна живёт в одном пульсе, а тогда центр жил одной жизнью, периферия - другой. Мне тогда было 16 лет. Я только окончила 8 классов и начала работать, поступила ученицей по шитью верхней дамской одежды. У меня папа был закройщиком, мама швеёй, а я по их стопам пошла. Да и самыми престижными тогда были рабочие профессии, нужно было чтобы кто-то шил, кто-то строил, кто-то чинил. Газеты я тогда не читала. Это потом, когда стала работать в «Камчатской правде» (отдала этой газете 10 лет), стала интересоваться, что пишут. А в это время интереса к прессе не было, поэтому что она писала про гагаринский полёт, не знаю.  

Александр ОРЛОВ, председатель общественного объединения горнопромышленников Камчатки

Когда в 57 году в космос улетел первый советский спутник, мы, деревенские пацаны, только в небо и глядели. Это было в Сибири в городе Алзамай. Я жил и учился в интернате. В апреле 61-го года заканчивал 8 класс. Полёт Гагарина сильно повлиял на нашу мальчишечью судьбу. Ребята стремились пойти в авиацию, а оттуда может и дальше. Мы все стали мечтать. И, конечно, мы испытывали огромную гордость от того, что мы, русские, первыми покорили космос. У нас ещё очень много было связано с войною. Жизнь была такая не сильно сытая, но мы гордились. Эйфория была. Нам казалось, что вот-вот мы начнём осваивать звёзды. Спутник отправили в октябре 57-го, а в апреле 61-го – уже полетел человек. Откуда пришла эта новость я не помню, но разнеслась она мгновенно. До этого мы не имели никакого представления о космонавтике. Понятия не имели, что есть какой-то звёздный городок, где готовят космонавтов. Может быть в Москве что-то и знали, а в сибирскую глушь информация не доходила. А когда Гагарин полетел, у всех появился интерес. Сейчас на это уже никто внимания не обращает, ну, полетели в космос и полетели, а тогда это было что-то невероятное… Гордость за страну была. Сейчас похожие чувства вызывает «Бессмертный полк», День Победы.    

Опрос проводила Дина БУРМИНА.