Камчадал и кинодел

09.02.2018 17:10:44 (GMT+12)

В описанные события верить не советую, так как они никогда не произойдут.

Одному известному американскому режиссеру захотелось снять фильм про Камчатку, и специально для этого он приехал в Петропавловск. Нанял сценариста из местных и спрашивает: «Пьешь?» А сценарист и говорит: «Да, я трезвенник в пятом поколении! Еще мой прадед капли в рот не брал!» А режиссер что-то пишет у себя в блокнотике и снова задает вопрос: «Домашние животные есть? Медведи, может?» Сценарист у виска крутит: «Подкармливать-подкармливаю, а домой не приглашал. Питомник для хаски держу, вот…» Глаза американца округляются: «О, так вы бизнесмен? И как, продвигается дело? Сколько в маркетинг вкладываетесь?»

Что тут началось! Камчадал стал краснючим, как краб. За окном зима лютая, которую неделю минус тридцать держится, а  он бросил шапку на землю, и как заорет во всю глотку: «Сроду про эти ваши бизнесы и маркетинги не слышали! Сарафан – вот наш маркетинг! Что у вас бизнес, у нас делопроизводство, то бишь труд, значится… А о чем речь-то, собственно?» Ну, режиссер все объяснил, контракт подписали, работа пошла.

Через неделю снимать начали. Снимают кадр с вулканами и хромакей ставят. Сценарист вскипел: «На кой ляд нам эта простыня, если за спиной такая красота! Мы же про Камчатку снимаем, зачем чудесные виды портить?» Один из актеров плечиками пожимает: «Народ нынче такой, что природа для него – грош цена. Пипл хавает синтетику, смекаешь?»

Дальше – больше. Надо было выбрать место действия. Для съемок режиссеру потребовались исторические виды города. Доехали до 10 км: огромный торговый центр, неплохие домики … Но режиссер сразу отмел этот вариант: «Как у нас, никого мы этими видами не удивим». Поехали на Северо-Восток - новостроек уйма! И тут режиссер не согласился. А на Садовой перед глазами заезжего киномастера открылся «великолепный» вид на школу… Ремонт в ней не делали лет этак семьдесят. Вот тут он скомандовал: «Превосходно! Снимаем здесь!»

Фильму дали весьма поэтичное название «Земля Ворона» и засияла Камчатка в каждом кадрике своими вулканами, да просторами необъятными. Красота манящая и неописуемая.

Уже на постпродакшене произошёл ещё один любопытный случай. Сценарист-абориген задумал выяснить, для какой студии снимается это полотно. Зашел он в монтажную и как рявкнет в ухо режиссеру: «А на какого дядю мы работаем?!» (Конечно, когда ты вечно трезв, голос прорезается что надо!) Америкашка вздрогнул. Беднягу затрясло, он сполз под стол и тихонько сказал: «У нас независимое кино от компании Уолт Дисней. Прогнозируют колоссальные кассовые сборы». «Понятно, товарищ, – сказал камчадал. – Делим шкуру неубитого медведя». Закралась в голову к камчадалу мысль, что зря он работал, зря помогал, и завопил он пуще прежнего: «Интервенты! Гады! Пошли вон, все вон! Я тут батрачил, не покладая рук, этой головой творчески мыслил, а вы… Тьфу!» «А я не собираюсь уезжать! – нагло заявил режиссер. – Очень мне у вас понравилось».

Что можно сказать напоследок? Кино бывает далеко от реальности. Сидя на берегу лазурного моря, легко обмануться, глядя на припудренную картинку, которая более чем на половину - лишь воплощение замысла творца. Однако при всех недостатках и здесь, на краю земли, можно найти нечто такое, что заставит разобрать чемоданы и остаться навечно. А кино? Пусть снимают. Припухший от морозов, побитый ценами, посмотришь на художества вечных трезвенников и независимых кинематографистов – дюже они стараются, расхваливая наш полуостров, - и уехать не хочется.

Александра ТЕРЕЩЕНКО,
обучающаяся студии журналистики «Окно в мир»
Школы юных литературных дарований